«Смени профессию»: из журналиста в уборщицы за 0,5 ставки

Все, что бы с вами ни происходило – это опыт.

Разбитая коленка, неудавшиеся отношения, сгоревшие котлеты. Это же касается и работы. Именно поэтому я всегда с уважением относилась абсолютно ко всем профессиям и сама не брезговала любой подвернувшейся работенке.

Продавец шариков? Сойдет. Официантка – почему бы и нет. Помочь разгрузить документы начальнику уголовного розыска – огонь. Отработать корпоративчик – легко. Сняться в массовке – есть опыт. Маркетолог – тоже можно попробовать.

При этом я всегда покидала эти места, когда наконец-то удавалось ухватиться за главный лакомый и желанный кусок пирога – журналистику и все, что из этого вытекает (а ведь если бы не она, окаянная, я бы, возможно, уже выбилась из разносчиков еды в администраторы, ха).

Этим летом мне не пришлось расставаться с журналистикой, но при этом нависла возможность подработать уборщицей. Второй и первый этажи офисных помещений, коридор, санузел и небольшая комнатка для приема пищи. Не так уж и пыльно.

Мне предложили всего 700 тысяч бел. рубликов за месяц (да-да, столько получают уборщицы за свои 0, 5 ставки). Как вы могли понять, жажда наживы в этом деле не могла быть основной целью. Просто искали человека «из своих», место для предстоящего уборочного фронта было рядом с основной работой, я люблю эксперименты из разряда «смени профессию», а еще души не чаю в чистоте (не так, как Моника из «Друзей», но иногда у меня случается откровенная паранойя на этой почве).

Что же. Вакансия мечты для человека, который любит процесс уборки! С бонусными упражнениями а-ля: подтянитесь к верхушке шкафа, встаньте на цыпочки, избавьтесь от пыли с картины, дотроньтесь до пола, не сгибая колени ног, протрите его. Плюс ко всему, в тихих и серьезных офисах в мои вечерние часы можно было врубать рокинрол и пост-панк. Работка должна была быть в кайф, я предвкушала. Тем более, я постоянно слышала, что убирать там нечего: пара взмахов тряпкой и несколько танцев со шваброй – и ты свободна. В кулуарах часто говорили о том, как же круто уборщицам, гардеробщицам, вахтерам и иже с ними. Мол, не работа, а рай на земле: никто не парит, наводи чистоту в удовольствие и спи спокойно.

Позитивный настрой пошел на спад в первый же день, когда я приступила к своим обязанностям. Запланировав управиться за пару часов, я неосмотрительно назначила на вечер встречу.

Намочить тряпку-протереть пыль со стола-протереть с подоконников-протереть с цветов-мебели-техники-картин-переставить с места на место кучу маленьких канцелярских прибамбасов-не запутаться в проводах-собрать мусор-вымыть тряпку начисто. Снова повторить эти действия по кругу. Все это напоминало карусель. 10 расположенных в здании кабинетов еще не закончились, зато истекало время, которое я отвела на свою новую работу. А это мы еще не мыли полы, коридор и не поливали цветы, не отдраивали унитаз от тех самых разводов.

Встречу пришлось перенести.

Заходя в очередной кабинет, я начинала рисовать в голове портреты их обитателей. Здесь пахнет едой вперемешку с духами. Синий стол, на котором навалены горы бумаг, ручек, стержней. Такой же перегруженный рабочий стол на ноутбуке, по одну сторону которого возлегают какие-то блестки и коробка с индийским чаем, а по другую – каталоги и прошлогодние рекламные буклеты. Здесь же тьма чеков на давным-давно совершенные покупки, кусок ногтя.

Зато на стенах вокруг много картин. Хозяин кабинета рисовал их сам и, видно, очень этим гордился. Они висят на скотче, который еле-еле удерживает бумагу на пористой шершавой стене. Откроешь форточку, и кажется, что всех их сорвет ветер, покружит в вихре и бросит вместе с остальным хламом под ноги. Но хозяин кабинета в сговоре с ветром, потому что он и сам – ветер. И только он сам вправе создавать здесь хаос.

Самым большим откровением для меня стали владения начальника. Кабинет традиционно был обставлен куда дороже, чем у других работников. Каждая вещь стоит на своем месте. Документы аккуратно сложены в стопку. Большое кожаное кресло. Два длинных стола, садясь в один конец которого ты всегда ощущаешь себя либо на допросе, либо на собеседовании, либо на суде божьем, не меньше. Я на секунду присела и несмотря на то, что кабинет был пуст, испытала всю эту гамму ощущений.

Надо мной нависало разнообразие дипломов и грамот в рамках и Его портрет. Фотография Лу была куда больше всех листков о достижениях организации. Его глаза смотрели мне прямо в душу и четко указывали заканчивать тунеядствовать.

Неудобство прекратилось в тот момент, когда я протерла тряпкой сначала его лоб, а потом и усы. Здесь я была хозяйкой и главной. Захочу – смахну с тебя пыль. Нет – будешь висеть грязный. От этой мысли почему-то стало весело.

Домывая унитаз и возвращая первозданный вид всем тряпкам и губкам, я поняла, что не до конца осознавала весь спектр поджидающих меня обязанностей. На то, чтобы смахнуть паутину, энтузиазма уже не оставалось. Решила оставить на завтра: на следующий день здесь будет почище, управлюсь быстрее!

На часах было почти 22-00. Осознав, что мне придется почти каждый день возвращаться в такое время домой (и это-то летом) мне стало немного грустно.

Грусть не развеялась и на следующий день. Придя на работу, я обнаружила, что грязь опять откуда-то взялась. В кабинете человека-хаоса валялась свежая порция кутикулы. В отделе рекламы наследили посетители. И пыль, эта мерзкая пыль, она снова была ВЕЗДЕ. И как ей удался такой захват всего за сутки? Мне подумалось, что это работа без очевидного результата. Когда ты вкладываешься в чистоту и порядок, но его опять и опять нарушают. А если ты случайно не заметишь паутину в одном из углов – это сразу же перекрывает все хорошее, что ты делал. В этом спектакле уборщица почти всегда плохая, потому что своими действиями она вторгается в ваш собственный порядок или бардак.

Это все не было так просто, как казалось. Это точно так же требовало играть и сосуществовать в коллективе, хоть ты и оставался лишь наедине со стенами. Это точно так же подчинялось вышестоящим, причем в умноженном на 10 размере. Это был суперский опыт. И напоминание о том, что любая профессия – труд. А если не верите, возьмите в руки тряпки.

Текст: Катерина Карпицкая
Иллюстрация: Наталья Лосева

comments powered by HyperComments